Алан (alanwitjas) wrote,
Алан
alanwitjas

Встреча с тибетским монахом

Картина Рериха Николая.

«На вершинах» Николай Рерих

Тибетский монах, внешности славянской… Но, пожалуй, начну сначала.

Есть у меня знакомые, сбежавшие с украины. Семейная пара, интересующаяся вопросами нетленного здоровья, вечной молодости, нетрадиционными методами лечения и возделывающая деньги на корраловых клубнях (если кто догадается о чем речь).

Так вот отчего-то у этих людей возникло мнение обо мне, как о хорошем человеке, стремящемся к вершинам духа и стоящем уже на самом краю нирваны. И предложили они мне познакомиться с их другом, тибетским Учителем Джампой, который, по счастливому стечению обстоятельств, оказался проездом в городе Висбадене.

Забили стрелку Назначили встречу на тяпничный вечер, луна молодая красила вечереющее небо и ничто не предвещало просветленья…



Взял я дочу, ибо она интересуется азиатской культурой и мечтает побывать в Китае, и поехали мы в Висбаден.

Недобрый шайтан из секты бон замостил все дороги вокруг этого места средневековой брусчаткой (небось все болты в моем броневике разболтались в гайках от езды) и позанимал все парковочные места машинами бездуховных людишек, мешающих едущим к Свете свету.

Далеко и неудобно припарковав лимузин, шли мы по тесным, извилистым улочкам, зажатые со всех сторон многоэтажками старинными, затурканные бодрыми и гиперактивными смуглыми детьми и подростками, мечущимися бездумно, как сайгаки по степи, — к нашей цели, по указанному адресу.

Пришли.

У подъезда пошарпанного дома, на дряхлой скамеечке, ютилась стайка панковато-диковатых личностей. Вид у них был недружелюбный, но мы не дали страху одолеть наше намеренье и вошли в подъезд.

Запах лифтов постсоветских хрущевок смешался с запахом плесени и затхлости. Старинные перила, ступени и высокие потолки начала века - как непохоже это все на места, которые я выбираю для жизни. Но к делу.

Вот и двустворчатая дверь в нужную квартиру на втором этаже. Ретровая медная табличка с выгравированными именами хозяев прикрыта наклейкой с лазерной печатью, где имена персидского звучанья…

Дверь распахнулась и мужик в шортах и майке, придерживая солидное пузико рукой, впустил нас в датсан квартиру.

Я представился, поскольку украинские друзья обещали, что мне назначат аудиенцию, но на мужика мое имя впечатления не произвело, и он скрылся где-то вглубине комнат, возвещая кому-то о пришествии молодого человека и молодой девушки. Я несколько взбодрился, ощутив себя молодым человеком.

Появился Учитель в красном шелковом кимоно и представился невнятно. Мы пожали друг другу руки. Я тоже гортанно произнес нечто, созвучное моему имени…

Учитель оказался лыс бритоголов, невысок, ходощав, но пузоват. Его сопровождала дама — белокурая, как валькирия, но добролика и взросла.

Мастер молчал, глядел настороженно, дама глядела то на него, то на меня и тоже молчала, мне сказать было нечего… Так мы молчали и глядели друг на друга. Если бы это были горы, то я бы сказал словами поэта китайского «Смотрю я на горы, а горы глядят на меня. И долго глядим мы так, друг другу не надоедая». Но это был не тот случай, и неловкость ситуации нужно было как-то разрешать.

Дама представилась отчетливо Татьяной. И, прервав, паузу, которая тянулась один такт и еще четверь такта, тактично спросила, не мог бы я приходить не в 8 вечера, а часиков этак в 5, ну максимум в 6. Для «занятий» это было бы, видите ли, удобнее.

Не желая томить ни ее, ни тибетского монаха, я сообщил, что совсем не в теме, ни о каких занятиях не в курсе и вообще ни в зуб ногой, об чем речь.

В дело вступил Учитель и, глядя на меня изучающе, осуждающе, исподлобно, заявил с укоризной, что если мне дорого мое здоровье, то я не должен упираться так в свой воркаголизм, а наплевать на рабство и приходить, как свободный человек, в урочные часы, которые он назначит.

Доча молча наблюдала, не понимая, о чем вообще базар, но полагаясь на меня, ибо я делал вид, как всегда всезнающий и уверенный.

Чтоб не разочаровывать свою дитятю, я тоже с наездом ответил, что прежде чем начинать занятия, хотелось бы узнать, в чем суть тренировок, и какая из тибетских школ будет преподнесена, а также, да простят меня архаты безалчные, чего мне эта тренировка будет стоить в эквиваленте западных денег.

Монах оказался упрям, как тертый зека, и съехал на тему моей работы. Дескать, нельзя же так упахиваться, чтоб нельзя было все бросить и прийти на занятия.

Я упрямо стоял на своем, поскольку объективные обстоятельства моего бытия не позволяют мне бездумно менять понятную, в своих реальных выгодах, работу на непонятные выгоды учения неизвестно чему.

Учитель сдался и сообщил, что он должен посоветоваться с учениками. Вдруг они согласяться сместить время занятий, чтоб оно и мне подходило.
Он стремительно раванул и скрылся в соседней комнате, откуда доносились голоса.

Я взглянул на Татьяну и развел руками. Мол, не собирался я устраивать такие сложности. А занятия для меня невнятное нечто…

Чтобы сгладить неловкость, мы с Татьяной побеседовали на всякие темы метафизически-нирванистические. Дама, безусловно, читала все, что надо. Транссерфинг реальности от Зеланда мигом окрестила детскими играми, но согласилась со мной в том, что встреться Магомет с Иисусом, вряд ли устроили бы они меж собой кровавую бойню, или джихад.

Минут через дцать вернулся мастер в сопровождении стайки учеников.

Мы снова встали друг против друга в гостинной, а ученики, обтекали нас потоком вокруг утеса. Джампа велел им выйти на улицу, подышать воздухом. Кому-то пошпынял за то, что тот начал грызть яблоко…

Я вежливо говорил всем здрасте, они отвечали тем-же. Но какой-то бородатый вьюношь со стремительным взглядом отреагировал странно — на мое «здравтвуйте» дернулся, отпрянул, взглянул бешеным взглядом на меня… Сказал здрасте и ретировался. «Бывает» — подумал я и продолжил общение с учителем.

Наше общение с ним можно вписыватьв учебные пособия — как люди не понимают друг друга.

Он весьма осуждающе глядел на меня и пытался подловить на слове, да еще и дочу в союзники призывать пытался (ad absurdum) — гляди, типа, чо папка говорит твой — хихихи.

А я от него не ждал ничего вовсе. Пришел спонтанен, алертен, не за корыстью, не за знаниями его, не тайных учений поиметь за выгоды…

Ну да ладно.

Кончилось все хорошо. Он поклонился мне смиренно, сложив ладони молитвенно. Я поклонился в ответ по вушуистки — правым кулаком в левую ладонь.

На том и расстались.

Скомканый конец истории? Так вот и мне он в реале таким показался…
Tags: Хаос, бездуховные расставания, духовные встречи, практики духа за монету, тибетский монах
Subscribe
promo alanwitjas february 20, 2015 20:31 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Речь здесь пойдет не о политике, не о финансах, не о злободневных темах повседневности. Сие есть лишь странное вторжение параллельных миров в рутинную повседневность. Но и вторжение это не наполняет жизнь смыслом, не делает ее иною, а лишь демонстрирует, что какими странными не казались…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments